Шоколадка для пиковой дамы

 
Подробности

Эту историю как-то давно мне рассказал сосед. Почему решила пересказать ее именно сейчас, сама не знаю. Точно не ради дешевой попытки выбить из читателя слезу, читателя это сегодня раздражает. Сам смысл этой истории дорогого стоит. Насколько может быть дорога человеческая доброта, в особенности, отдельный акт доброты, совершенный тем, кого особо-то и не считали за человека...

15072013 shokolad

Давно дядя Толя живет в нашем доме - лет тридцать. Как переехал сюда вместе с мамой, так с мамой всю жизнь и прожил. Похоронил вот ее недавно. Сам уже на пенсии. Дважды был женат. Были и после второго развода у него женщины, только вот никто из них не пришелся по душе его маме, Зинаиде Сергеевне. Потенциальных невесток дядя Толя приводил в общий их с матерью дом - больше приводить было некуда. А понравиться Зинаиде Сергеевне было непросто. Женщина она была высокая, статная, умудрилась такой остаться до глубокой старости. Главным достоинством своим считала великолепные манеры и аристократическое воспитание, нравов держалась строгих. Толечку, единственного сына, воспитала одна, муж трагически погиб, когда малышу не было и двух лет. Вложила в ребенка все, что могла, воспитала в строгости, образование он получил приличное, уважаемым человеком стал. Все это Зинаида Сергеевна считала только своей заслугой и уж кому попало доверила бы своего любимого сыночка только через свой труп.
Первая невестка оказалась «аферисткой, которой только квартира была нужна», а вторая, сбежавшая из их семьи через год – «особой редкой половой распущенности». Всем остальным претенденткам на дядитолино сердце оказалось достаточно лишь знакомства с властной и суровой Зинаидой Сергеевной. Ее, кстати, весь дом побаивался - очень уж любила строгая соседка во всякие инстанции жаловаться на жильцов, которые «непотребно себя ведут» - сигаретный бычок мимо урны возле подъезда считался неслыханным хамством, не дай бог громко разговаривать или музыку включать после одиннадцати вечера. За глаза Зинаиду Сергеевну называли управдомшей.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что, когда в наш двор стал наведываться один бомж, Зинаиду Сергеевну чуть инфаркт не хватил. Однажды летним утром женщина обнаружила спящего на клумбе возле дома маргинала, немедленно вызвала милицию. Ну, приехали, разбудили, на «бобике» увезли куда-то. Только через пару дней он появился в нашем дворе снова. А потом и вовсе облюбовал подвал - как раз в подъезде, где жили управдомша и дядя Толя. Зинаида Сергеевна вопила – «Я этого так не оставлю!» и объявила незваному гостю настоящую войну. Дождалась однажды, чтобы он ушел, и вызвала работяг из местного жэка, которые врезали в подвальную дверь хитроумный замок. Только не помогло. На следующий день бомж как ни в чем не бывало вернулся со своего вокзального промысла «домой».
- А что тебя удивляет? - хмыкнул дядя Толя. Мы разговорились как-то вечером возле подъезда, он собаку выгуливал, я курила. - Максимыч-то вором-домушником был профессиональным. Для него эти замки - как семечки.
И рассказал дядя Толя, как у них с бомжом Максимычем завязалась «дружба». Пошел он однажды мусор выносить и видит картину маслом - сидит возле помойных баков наш постоялец и читает! Затеяли тут одни соседи ремонт и за ненадобностью выбросили целое собрание классической литературы. Из мебели старой кое-что повыкидывали. Так что Максимыч удобно устроился - что-то стаскал к себе в подвал, а что-то оставил в своей «летней резиденции» - возле помойки.
- Так вот, - рассказывает дядя Толя, - сидит на шатком табурете и читает. Пушкина. Прохожу мимо, делаю вид, что не замечаю его. Выкидываю свой мешок, разворачиваюсь, чтобы домой идти. И тут меня бомж окликнул – «Слыыыышь! А твоя-то мамаша - вылитая пиковая дама!». И как засмеется, хрипло, с прокашливанием, зубами железными поблескивая. Вот уж не ожидал. И ведь правда, похожа была матушка чем-то... Ну, так и познакомились. У него, оказывается, тюремных ходок было около десяти. Он и жил-то, по сути, в тюрьмах. Освободится, поболтается по миру, и снова украдет чего-нибудь, специально, чтобы сесть. Говорил, зачастую, когда дело к зиме шло, приходилось как-то «крутиться». Работать-то не хотел, да и профессии не было никакой у него. Агнесса! Апорт! - Старая такса достаточно бодро для своего возраста сбегала за брошенной хозяином палкой, приковыляла обратно, гордо неся трофей в зубах.
- Дядь Толь, так о чем вы с ним общались-то?
- Да, не общались мы с ним толком, - дядя Толя ласково потрепал собаку по голове, - так, перекидывались иногда парой фраз, то о погоде, то о книгах. Мужик-то он начитанный был. Чем еще на зоне-то было заниматься. Ну, поесть я ему выносил частенько.
- Представляю, как Зинаида Сергеевна злилась...
- И не говори, очень матушка ругалась. Она ж привыкла, что все всегда по ее выходило. А мне вот жалко его было, человек все-таки. Представляешь, возвращаюсь однажды домой с работы, а меня Максимыч у подъезда поджидает. «Извини, - говорю, -Максимыч, некогда разговаривать, мать приболела, вот лекарства ей несу». «Да, не задержу я тебя. Очень уж твоя старушка на меня ругается. На, передай ей от меня гостинец, скажи, чтоб быстрее выздоравливала!». И протягивает мне маленькую такую шоколадку. Ну, я стал отнекиваться, не то чтобы из брезгливости, просто неловко было у него гостинец взять. А он все свое – «Бери-бери, передай обязательно, пусть не сердится на меня». Ну и сунул я эту шоколадку в карман и забыл о ней совсем.
- Не передали матери? - спрашиваю.
- Говорю же, забыл. - Дядя Толя вдруг стал очень грустным и серьезным. - А на следующий день буквально похолодало, я в зимнее пальто переоделся. Недели две прошло, может три. Выхожу как-то утром мусор вынести, и пакетик с едой для Максимыча захватил. Смотрю, а он лежит возле подъезда. Подошел, окликнул - не отвечает. Баааатюшки, смотрю, не дышит! Замерз, видимо. Наверное, хапнул ночью бормотухи какой-нибудь и заснул, не дошел до подвала.
- Жалко, - вздохнула я, ляпнула вроде что-то еще, мол, как же так человек мог себя до такого довести, но дядя Толя будто меня не слушал.
- Полез я, значит, в карман за телефоном, скорую с милицией же надо было вызвать. И только тогда понял, что не в зимнем пальто, а в своей легкой куртке, набросил ее по-быстренькому и пошел. Полез в карман и наткнулся на ту самую шоколадку, она все это время так в кармане и пролежала... Ладно, поздно уже, пойдем мы, спокойной ночи. Агнесса! Домой!
И дядя Толя с собакой скрылись в подъезде. Было тихо. Вечернюю тишину нарушали только легкие шаги хозяина, да собачьи когти цокали о бетонные ступеньки. Потом хлопнула дверь, и снова все стихло.

Анна Скороходова

Комментарии  

 
0 # Ингеборга
Грустная история...Все надо делать вовремя...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Читатель
Прочитала на одном дыхании, аж серце сжалось...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Читатель
Прочитала на одном дыхании
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

vic3

   

Хочешь стать автором?  

avtoram
   

Календарь публикаций  

<< < Июль 2013 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
   
   
Форум г. Салехард и Ямало-Ненецкого автономного округа - Drahelas.ru
   

Самое обсуждаемое  

   

Последние комментарии  

   

Облако тегов  

   
   
© Центр развития интернет коммуникаций